ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ

Восемнадцатого апреля мы выходили из дорожной коляски, у крыльца петровского дома. Выезжая из Москвы, папа был задумчив, и когда Володя спросил у него: не больна ли maman? — он с грустию поглядел на него и молчком кивнул головой. Во время путешествия он приметно успокоился; но по мере приближения к дому лицо его все ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ более и поболее воспринимало грустное выражение, и когда, выходя из коляски, он спросил у выбежавшего, запыхавшегося Фоки: «Где Наталья Николаевна?», глас его был нетверд и в очах были слезы. Хороший старик Фока, исподтишка взглянув на нас, опустил глаза и, отворяя дверь в переднюю, отвернувшись, отвечал:

— 6-ой денек уж не ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ изволят выходить из спальни. Милка, которая, как я после вызнал, с самого того денька, в который занемогла maman, не переставала жалобно вопить, забавно ринулась к папе — прыгала на него, взвизгивала, лизала его руки; но он оттолкнул ее и прошел в гостиную, оттуда в диванную, из которой дверь ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ вела прямо в спальню. Чем поближе подходил он к этой комнате, тем паче, по всем телодвижениям, было приметно его беспокойство: войдя в диванную, он шел на цыпочках, чуть переводил дыхание и перекрестился, до того как отважился взяться за замок затворенной двери. В это время из коридора выбежала нечесанная ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ, заплаканная Мими. «Ах! Петр Александрыч! — произнесла она шепотом, с выражением настоящего отчаяния, и позже, заметив, что папа поворачивает ручку замка, она прибавила чуток слышно: — Тут нельзя пройти — ход из девичьей».

О, как тяжело все это действовало на мое настроенное к горю ужасным предчувствием детское воображение!

Мы пошли в девичью; в ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ коридоре попался нам на дороге дурачок Аким, который всегда забавлял нас своими гримасами; но в эту минутку не только лишь он мне не казался забавным, но ничто так больно не поразило меня, как вид его бессмысленно-равнодушного лица. В девичьей две девицы, которые посиживали за некий работой, привстали, чтоб ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ поклониться нам, с таким грустным выражением, что мне сделалось жутко. Пройдя еще комнату Мими, папа отворил дверь спальни, и мы вошли. Вправо от двери были два окна, завешенные платками; у 1-го из их посиживала Наталья Савишна, с очками на носу, и вязала чулок. Она не стала целовать нас, как ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ то заурядно делывала, а только привстала, поглядела на нас через очки, слезы потекли у нее градом. Мне очень не понравилось, что все при первом взоре на нас начинают рыдать, тогда как до этого были совсем размеренны.

Влево от двери стояли ширмы, за ширмами — кровать, столик, шкапчик, уставленный лекарствами, и огромное ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ кресло, на котором дремал доктор; около кровати стояла юная, очень светловолосая, восхитительной красы женщина, в белоснежном утреннем капоте, и, незначительно засучив рукава, прикладывала лед к голове maman которую мне не было видно в эту минутку. Женщина эта была La belle Flamande[45], про которую писала maman и которая потом ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ игралась такую важную роль в жизни всего нашего семейства. Как мы вошли, она отняла одну руку от головы maman и поправила на груди складки собственного капота, позже шепотом произнесла: «В забытьи».

Я был в сильном горе в эту минутку, но невольно замечал все мелочи. В комнате было практически мрачно, горячо и ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ пахло совместно мятой, одеколоном, ромашкой и гофманскими каплями. Запах этот так поразил меня, что не только лишь когда я слышу его, но когда только вспоминаю о нем, воображение одномоментно переносит меня в эту темную, душную комнату и воспроизводит все мелкие подробности страшной минутки.

Глаза maman были открыты ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ, но она ничего не лицезрела... О, никогда не забуду я этого ужасного взора! В нем выражалось столько мучения!..

Нас увели.

Когда я позже спрашивал у Натальи Савишны о последних минутках матушки, вот что она мне произнесла:

— Когда вас увели, она еще длительно металась, моя голубушка, точно вот тут ее давило что ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ-то; позже спустила головку с подушек и задремала, так тихо, тихо, точно ангел небесный. Только я вышла поглядеть, что питье не несут, — прихожу, а она, моя сердечная, все вокруг себя раскидала и все манит к для себя вашего папеньку; тот наклонится к ней, а сил, видно, недостает сказать, чего ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ хотелось: только откроет губы и снова начнет охать: «Боже мой! Господи! Деток! малышей!» Я желала было за вами бежать, да Иван Васильевич приостановил, гласит: «Это ужаснее встревожит ее, лучше не надо». После уж только подымет ручку и снова опустит. И что она этим желала, Бог ее знает. Я так ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ думаю, что это она вас заочно благословляла; да, видно, не привел ее господь (перед последним концом) посмотреть на собственных деточек. Позже она приподнялась, моя голубушка, сделала вот так ручки и вдруг заговорила, да таким голосом, что я и вспомнить не могу. «Матерь Божия, не оставь их!..» Здесь ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ уж боль подступила ей под самое сердечко, по очам видно было, что страшно мучилась бедняжка; свалилась на подушки, ухватилась зубами за простыню; а слезы-то, мой батюшка, так и текут.

— Ну, а позже? — спросил я. Наталья Савишна не могла больше гласить: она отвернулась и горько зарыдала.

Maman скончалась в страшных страданиях ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ.

Глава XXVII.

ГОРЕ

На другой денек, поздно вечерком, мне захотелось снова посмотреть на нее; преодолев невольное чувство ужаса, я тихо отворил дверь и на цыпочках вошел в залу.

Посредине комнаты, на столе, стоял гроб, вокруг него нагоревшие свечки в больших серебряных канделябрах; в далеком углу посиживал дьячок и ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ тихим, одинаковым голосом читал псалтырь.

Я тормознул у двери и стал глядеть; но глаза мои были так заплаканы и нервишки так расстроены, что я ничего не мог разобрать; все как-то удивительно сливалось вкупе: свет, парча, бархат, огромные канделябры, розовая, обшитая узорами подушка, венчик, чепчик с лентами и еще что ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ-то прозрачное, воскового цвета. Я стал на стул, чтоб разглядеть ее лицо; но на том месте, где оно находилось, мне снова представился тот же бледно-желтоватый прозрачный предмет. Я не мог веровать, чтоб это было ее лицо. Я стал вглядываться в него пристальнее и постепенно стал узнавать в нем ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ знакомые, милые черты. Я вздрогнул от кошмара, когда удостоверился, что это была она; но отчего закрытые глаза так впали? отчего эта ужасная бледнота и на одной щеке черноватое пятно под прозрачной кожей? отчего выражение всего лица так строго и холодно? отчего губки так бледны и склад их так великолепен ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ, так величествен и выражает такое неземное спокойствие, что прохладная дрожь пробегает по моей спине и волосам, когда я вглядываюсь в него?..

Я смотрел и ощущал, что какая-то непонятная, неодолимая сила притягивает мои глаза к этому мертвенному лицу. Я не спускал с него глаз, а воображение отрисовывало ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ мне картины, расцветающие жизнью и счастьем. Я забывал, что мертвое тело, которое лежало предо мною и на которое я глупо смотрел, как на предмет, не имеющий ничего общего с моими мемуарами, была она . Я представлял ее то в том, то в другом положении: живою, веселою, улыбающеюся; позже вдруг меня ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ поражала какая-нибудь черта в бледноватом лице, на котором тормознули мои глаза: я вспоминал ужасную реальность, вздрагивал, но не переставал глядеть. И опять мечты подменяли реальность, и опять сознание реальности разрушало мечты. В конце концов воображение утомилось, оно закончило накалывать меня, сознание реальности тоже пропало, и я совсем забылся. Не ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ знаю, сколько времени пробыл я в этом положении, не знаю, в чем состояло оно; знаю только то, что на время я растерял сознание собственного существования и испытывал какое-то высочайшее, неизъяснимо-приятное и печальное удовольствие.

Может быть, отлетая к миру наилучшему, ее красивая душа с грустью обернулась на ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ тот, в каком она оставляла нас; она увидела мою печаль, сжалилась над нею и на крыльях любви, с небесною улыбкою сожаления, спустилась на землю, чтоб утешить и благословить меня.

Дверь скрипнула, и в комнату вошел дьячок на замену. Этот шум разбудил меня, и 1-ая идея, которая пришла мне, была та, что, потому ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ что я не плачу и стою на стуле в позе, не имеющей ничего трогательного, дьячок может принять меня за нечуткого мальчугана, который из шалости либо любопытства забрался на стул: я перекрестился, поклонился и зарыдал.

Вспоминая сейчас свои воспоминания, я нахожу, что только одна эта минутка самозабвения была ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ реальным горем. До этого и после погребения я не переставал рыдать и был печален, но мне совестно вспомнить эту грусть, так как к ней всегда примешивалось какое-нибудь самолюбивое чувство: то желание показать, что я огорчен больше всех, то заботы о действии, которое я произвожу на других, то ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ бесцельное любопытство, которое принуждало делать наблюдения над чепцом Мими и лицами присутствующих. Я презирал себя за то, что не испытываю только 1-го чувства горести, и старался скрывать все другие; от этого печаль моя была неискренна и противоестественна. Сверх того, я испытывал какое-то удовольствие, зная, что я несчастлив, старался возбуждать ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ сознание несчастия, и это эгоистическое чувство больше других заглушало во мне настоящую печаль.

Проспав эту ночь прочно и расслабленно, как обычно бывает после сильного огорчения, я пробудился с высохнувшими слезами и успокоившимися нервишками. В 10 часов нас позвали к панихиде, которую служили перед выносом. Комната была заполнена дворовыми и крестьянами, которые, все ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ в слезах, пришли попрощаться с собственной барыней. Во время службы я благопристойно рыдал, крестился и кланялся в землю, но не молился в душе и был достаточно хладнокровен; хлопотал о том, что новый полуфрачек, который на меня надели, очень нажимал мне под мышками, задумывался о том, вроде бы не ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ замарать очень пантолон на коленях, и украдкою делал наблюдения над всеми присутствовавшими. Отец стоял у изголовья гроба, был бледен, как платок, и с приметным трудом задерживал слезы. Его высочайшая фигура в черном фраке, бледное выразительное лицо и, как обычно, грациозные и уверенные движения, когда он крестился, кланялся, доставая ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ рукой землю, брал свечу из рук священника либо подходил ко гробу, были очень эффектны; но, не знаю почему, мне не нравилось в нем конкретно то, что он мог казаться таким красивым в эту минутку. Мими стояла, прислонившись к стенке, и казалось, чуть держалась на ногах; платьице на ней было измято и ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ в пуху, чепец сбит на сторону; опухшие глаза были красны, голова ее тряслась; она не переставала плакать раздирающим душу голосом и беспрестанно закрывала лицо платком и руками. Мне казалось, что она это делала для того, чтоб, закрыв лицо от зрителей, на минутку отдохнуть от притворных рыданий ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ. Я вспомнил, как намедни она гласила папе, что погибель maman для нее таковой страшный удар, которого она никак не уповает перенести, что она лишила ее всего, что этот ангел (так она называла maman) перед самою гибелью не запамятовал ее и изъявлял желание обеспечивать навечно будущность ее и Катеньки. Она проливала горьковатые ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ слезы, рассказывая это, и, может быть, чувство горести ее было поистине, но оно не было чисто и только. Любочка, в черном платье, обшитом плерезами, вся влажная от слез, опустила головку, время от времени взглядывала на гроб, и лицо ее выражало при всем этом только детский ужас. Катенька стояла около ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ мамы и, невзирая на ее вытянутое лицо, была такая же розовенькая, как и всегда. Откровенная натура Володи была откровенна и в горести: он то стоял задумавшись, уставив недвижные взгляды на какой-либо предмет, то рот его вдруг начинал кривиться, и он поспешно крестился и кланялся. Все посторонние ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ, бывшие на похоронах, были мне несносны. Утешительные фразы, которые они гласили папе — что ей там будет лучше, что она была не для этого мира, — возбуждали во мне какую-то досаду.

Какое они имели право гласить и рыдать о ней? Некие из их, говоря про нас, называли нас сиротами . Точно без их ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ не знали, что малышей, у каких нет мамы, именуют этим именованием! Им, правильно, нравилось, что они 1-ые дают нам его, точно так же, как заурядно спешат только-только вышедшую замуж даму впервой именовать madame.

В далеком углу залы, практически спрятавшись за отворенной дверцей буфета, стояла на коленях ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ сгорбленная седоватая старушка. Соединив руки и подняв глаза к небу, она не рыдала, но молилась. Душа ее стремилась к Богу, она просила его соединить ее с тою, кого она обожала больше всего на свете, и твердо возлагала надежды, что это будет скоро.

«Вот кто поистине обожал ее!» — пошевелил мозгами я, и мне ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ стало постыдно за себя самого.

Панихида кончилась; лицо покойницы было открыто, и все присутствующие, исключая нас, один за одним стали подходить к гробу и прикладываться.

Одна из последних подошла попрощаться с покойницей какая-то крестьянка с хорошей пятилетней девченкой на руках, которую, Бог знает для чего, она принесла ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ сюда. В это время я ненамеренно уронил собственный влажный платок и желал поднять его; но только-только я наклонился, меня поразил ужасный пронизывающий вопль, исполненный такового кошмара, что, проживи я 100 лет, я никогда его не забуду, и, когда вспомню, всегда пробежит прохладная дрожь по моему телу. Я поднял голову ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ — на табурете, около гроба, стояла та же крестьянка и с трудом задерживала в руках девченку, которая, отмахиваясь ручонками, откинув вспять испуганное лицо и уставив выпученные глаза на лицо покойной, орала ужасным, исступленным голосом. Я вскрикнул голосом, который, я думаю, был еще ужаснее того, который поразил меня, и выбежал из комнаты ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ.

Исключительно в эту минутку я сообразил, отчего происходил тот сильный тяжкий запах, который, смешиваясь с запахом ладана, заполнял комнату; и идея, что то лицо, которое за некоторое количество дней было исполнено красы и нежности, лицо той, которую я обожал больше всего на свете, могло возбуждать кошмар ЧТО ОЖИДАЛО НАС В ДЕРЕВНЕ, будто бы впервой открыла мне горькую правду и заполнила душу отчаянием.

Глава XXVIII.


chto-predstavlyayut-klassi.html
chto-predstavlyayut-soboj-rabochie-sredstva-izmereniya.html
chto-pridayot-slovam-silu.html